22:46 

=Lamantin=
Итак, давайте о сегодняшнем положении дел с моим дипломом. Коротко в предыдущих сериях:
1. Мне не одобрили выбранную мною тему "Легенды Осени: о Любви и Смерти". "Слишком сложно" - сказали они. "Делай "Времена года". Я согласился.
2. Мне не одобрили ни один из моих эскизов, хотя, начиная с первых, они уже не были полностью "мои". Преподаватель с каждой новой попыткой найти "концепцию" убивал моё видение сюжета и понимание эстетики.
3. На первом крупном просмотре перед комиссией стало очевидно, что наш руководитель - двуличная скотина, лицемер и трус. Перед "авторитетами" никогда не признает свою вину, и готов менять точку зрения на противоположную мгновенно, подстраиваясь под мнение "большинства".
4. Прошло полгода, а мне так и не утвердили эскизов к диплому. Чем дальше шли поиски, тем меньше смысла оставалось в работе. В начале марта мне поставили срок до конца месяца, чтобы определиться с эскизом и "найти решение". Поскольку изначально комиссию смущали два мужских персонажа в качестве главных героев моих картин ("почему они у вас БИСЕКСУАЛЫ?!!!" - проскользнула мысль заменить их на... манекены.

Итак, чем мы занимались в этом месяце. Идея с манекенами вместо живых людей изначально звучала как совершенно бредовая.
- Какие манекены? - спросил я.
- Ну разные бывают, фарфоровые, железные, деревянные. Вот у меня - фарфоровый. - ответил кто-то из профессоров. Надо сказать, их в комиссии не так много - человек 15-20, но я не могу заставить себя запомнить их по фамилиям (даже не по именам), на что профессора отвечают своим студентам взаимностью. Каждый раз у меня полное ощущение, что они даже лица моего запомнить не могут. Не говоря уже о том, у кого я в мастерской учусь и какие у меня были работы во время обучения (хотя бы приблизительный уровень).
- А у меня - деревяный, но свой я не дам, - сказал Колупаев, мой руководитель (чью фамилию я и рад бы забыть, да не получается).
Я подумал, они шутят про манекены. После просмотра честно сказал Колупаю, что идея с манекенами мне кажется бредовой, и что вряд ли мы будем её осуществлять. Колупайка согласился. Сказал, что и ему идея не понравилась. Предложил сделать идеалистический итальянский пейзаж вместо черного фона, а фигуры решить более условно, чем я это делал до сих пор. Обрадовавшись, я пошел клепать новые эскизы. Ну надо же! Италия! Пейзаж! Красота-то какая...
На следующий день, когда я пришел с новыми эскизами, Колупай не стал их даже смотреть. Сразу остановил меня и сказал, что посовещался с товарищем Лубенниковым (автором идеи с манекенами) и решил, что это прекрасная идея. "Соглашайся!" - сказал он мне и проницательно заглянул в глаза. "Шикарная идея! Сделаем манекены - и поразим всех условностью своего решения! А название изменим на "Сезон - зима" и "Сезон - осень", чтобы можно было двояко прочитать тему. С одной стороны, отсылка к моде, с другой - в прямом смысле. Сыграем на абсурде!" - сказали мне.
Я подумал и решил, что трудно сражаться с маразмом, особенно с тем, что идёт от "авторитетных" для Колупаича преподов. Черный фон, кстати, велели переменить на серый. (Серый фон - особая фишка нашего института. Серый фон, серые стены, серая живопись - визитная карточка суркового стиля). "Хорошо" - сказал я, убежденный пламенной речью, про то, что у нас наконец-то появился "свет в конце тоннеля"! Я согласился, думая, что как-нибудь переживу это. Закрою глаза, скреплю сердце и переживу.
Сделал первые эскизы с манекенами. Естественно, их не одобрили, сказали принести в институт мой деревянный манекен человека (арт-манекен, как его назвали), тряпки и краски, чтобы за меня поставить эскиз и за меня же его с натуры нарисовать. Я даже обрадовался, что наконец-то мне наглядно покажут, чего от меня хотят. Принес всё, что требовалось. Колупаев и Коротков (препод по рисунку) трудились над постановкой складок, искали образы, рисовали эскизы. Я тоже делал зарисовки и фотографии. Вроде, всё понял, всё осознал, отправился домой, чтобы нарисовать эскизы в цвете и на следующий день прийти на просмотр перед комиссией.
И тут случилось страшное. Во мне поднял голову художник и сказал жесткое "нет". Я решил, что не стану рисовать этот бред. Написал маленький гневный постик у себя на стене. Многие мои друзья испугались, до какой "жути" дошла концепция моих Времён Года. У меня была ночь перед просмотром, по факту - какие-то несколько часов, которые я провёл в борьбе с собственными бешенством, отвращением, нежеланием делать полную херь. Раза три за утро меня накрыла истерика. Эскизы не получались, зато полностью отражали моё душевное состояние на момент. Так как во мне горело желание сказать манекенам "нет", я взял эти ужасные эскизы вместе со всеми остальными - от самых первых, чтобы показать наглядно, какие идеи мне нравятся и за какие хотелось бы держаться.
Институт. Мастерская. Просмотр. Комиссия смотрит на говно-эскизы. И начинается поток дерьма, которое сливается для меня в единый белый шум, из которого доносятся время от времени "перлы"
- Мы не можем сказать, умеет ли этот человек вообще рисовать...
- Эскизы не сдвинулись...
- Я плаваю в этой стилистике, честно говоря...(Это была реплика Колупая)
- А что это за стилистика?
- Ну эти... "прерафаэлиты" (с исковерканным произношением, как некое страшное ругательство).
- Аааа....
- Уууу....
- В таких случаях мы обычно предлагаем делать автопортрет. ( В переводе, " в таких ЗАПУЩЕННЫХ случаях").
- Или пейзаж из окна. Да! Нарисуйте пейзаж из моего окна! ( Кто ты, дядя, и какое своё окно имеешь в виду?)
- А справится ли этот студент с пейзажем или натюрмортом? Судя по тем эскизам, что мы видим сейчас - я не уверен. (Да, дядя, конечно, я дебил, доживший до шестого курса ЧУДОМ).
- Это не художественно, - почему-то с ноткой отвращения говорит преподаватель женского полу в розовой коффточке по фамили Пак. Внимательно залипает в рисунки мужиков в золотых набедренных повязках и бормочет - Это не рисование!
- Что делать будем в этой нелегкой ситуации?
- Отчислить, - недолго думая говорит розовая кофта Пак.
Я думаю, ну вот, приехали. Всё-таки до этого дошло. Но нет, пока большинство идею не поддержало.
- А может, взять и развить тему с малого диплома? Какая у вас была тема?
- Дикая Охота, - немного помявшись, говорю я. Зная, что за этим последует.
- А что это такое?
- Апокалипсис... Всадники, призраки, конец света! - голос из задних рядов.
-Ааааа....
-УУууууу...
- Нет, это не подойдет.
Только один препод вспомнил, о каким дипломе идет речь, но и то, видимо потому, что во время защиты работа произвела на него неизгладимый ужас. Фамилию препода я, из вежливости, запомнил тоже - Суховецкий. Браво, хорошая зрительная память. Художник, наверно. Кстати, еще один, кто мог бы вспомнить, был Жилинский. Но он умер. Светлая память.
Я попросил разрешения показать самые первые эскизы, с которых начинались мои поиски, думая, что возможно у комиссии включится любимая кнопка "А первый вариант был лучше!" - но не прокатило. Комиссия лишь увидела, что вместо развития идея пережила деградацию. Естественно, имеется в виду, что это моя мысль деградировала, а не то, что замысел отбивался от искажения из последних сил, но пал в неравной битве с руководителем диплома. Нет, об этом никто из комиссии не узнает, а Колупай никогда не признается. А я, как зависимое лицо, не могу его сдать. Хотя этот п...п....профессор уже в который раз наезжает на меня перед всей комиссией, дескать, у меня в прошлом не блестящая посещаемость и он именно поэтому не знает, на что я способен на самом деле. (А поговорить, попросить показать мои работы, спросить, что мне нравится? Чувак, ты вообще знаешь, как с людьми общаться? Или только гонор гнать умеешь?)
Как вы думаете, к чему пришла комиссия в итоге?
- 3 картона до 30 числа.
- А если не успеет? Неделя же всего...
- Тогда два эскиза и один картон как минимум!
(Чуваки, серьёзно?! Вы мне полгода форики одобрить не можете!)
- Пусть делает автопортрет, натюрморт и пейзаж, а мы потом выберем что-нибудь одно.
На том и порешили. Что мы имеем по итогам: полгода трудов, нервов и поисков в помойку. Неделя, чтобы добежать до... до границы собственных возможностей в изобретении простых и убогих сюжетов (чтобы всем понятно было, что на картине изобразить хотели), для отрисовки новых эскизов на достаточно хорошем уровне и для обсуждения моих идей (ежедневно) с моим руководителем. Как выжить и не сойти с ума - я не знаю. Если через неделю я не сделаю то, что не было сделано за полгода, меня радостно пнут на отчисление. Падам! Занавес.
Знаете, для завершения этой истории, последняя иллюстрация в словах:
Катя (Drugs art) показывает свой эскиз после меня, комиссия удивляется, почему эскиз повторяет форескизы! Почему Катя не работает со своим руководителем! Катя просит их сказать ей что-нибудь, ну хоть что-нибудь конкретное про то, что делать дальше. Знаете, что произошло потом?
Комиссия ответила дружным хохотом. А потом встала и ушла.

@темы: я бунтарь, напогибельсукинсынам, искусство не пройдёт, диплом, боль

URL
   

потому что дюгонь

главная